23:13 

Автор: Шитов Геннадий

Нагиса Аои
И рождаю ловушки ума, как будто не знаю, что придумала бездну сама и вела себя к краю.
Мне безразличны Ваши имена.

Теперь все чаще хочется вина
Налить в бокал и выпить не под тост.
Мне безразличны Ваши имена ,
О женщины, прекрасные, как холст

Воздушных парусов на мачтах кораблей,
Которые под ветром так упруги,
Как под ладонью бугорки грудей
Среди ночной сметающей все вьюги.

Когда забыты явь и суета,
И только поцелуи что- то стоят.
А мне теперь холодная вода
И аромат, который дарит хвоя.

Пустых небесных звезд немые огоньки,
Пера нелепый скрип , бегущего в бумаге,
Да аромат меня сжерающей реки,
В которой смесь огня, вина и браги.


Твой любовник

Я оттолкнул тебя. Мне больше не нужна
Ни ты, ни то, что в этой ночи было.
Я не курил. В окурках тишина.
Ты верно с сигаретой ночь делила.

Наверно, ты, когда спал, не спала,
А целовала сигареты фильтр
И обнимала спичкой со стола
Его бумажный бледно-желтый свитер.

А он в твоих объятиях горел,
И всю себя ему ты отдавала.
Я помешать тогда тебе не смел.
Ты ж на меня с унынием зевала.

Но красный огонек его меня достал.
Я встал и вышел прочь;
Тебя любить, наверное, устал.
Да все равно уже проходит ночь.

И знаю я, что вечером опять
Вернусь к тебе и страстно поцелую,
Пусть даже будет этот в пачке спать.
Ведь я люблю. Люблю тебя любую.



Стриптиз

Я шляпу сорвал со своей головы.
Она мне мешала думать.
Она мне мешала сказать тебе "Ты"
И просто так с горечью плюнуть.

Я расстегнул и бросил свой плащ.
Плащь мне мешал дышать.
Со мною всегда он был-белый палач.
Я за тобой в нем не смел побежать.

Я снял свой светлый костюм.
Трудно в нем очень жить.
В костюме я был не добр и угрюм.
В нем вечно хотелось мне пить.

Я развязал шнурки на ботинках.
На белых ботинках моих.
Забросил их в угол, где паутинка...
И голым закончил стих.

А ты чиста...

Прошу прощения за грубые слова.
Стихи мои не лечат больше сердце,
А ты, как скатерть или полотенце,
Еще чиста... Пока еще чиста.

И я молю, чтоб не настало время
Для пира пьяного и вытиранья рук.
В моих глазах не отыскать испуг,
Но не увидеть в них и вдохновения.

И что теперь осталося на свете,
Когда луна и звезды далеки,
Рассыпаны пустынями пески
И буквами стихи по всей газете.

Осталась ты - чиста и неизменна,
Твои глаза, улыбка, просто взгляд.
И я кричу по всем углам подряд.
Себя я проклинаю за измену.


Француженка моя

Когда ночная полумгла,
Мешаясь звездными огнями,
Сползает сверху на дома,
Окутанные снами,

И желтый диск луны,
Как леденец, на небе тает,
Попав в объятья тишины,
Твоя душа с моей летает,

Француженка моя,
Тебя люблю одну
И, чуть дыханье затая,
Ныряю в вышину.

Ныряешь ты за мной,
Улыбкой освещая мрак,
Разодранный луной
И гавканьем собак.
_______

Каштановые волосы ловлю,
Губами их целуя неустанно.
Француженка, тебя одну люблю,
Когда кругом все пакостно и бранно.
________

И ты о всем забудь.
Зачем тебе нужна
Неведомая муть
И злая тишина.

Прижмись ко мне щекой,
Губами поцелуй
И нежною рукой…
Губами поцелуй
Француженка меня.

Нам хватит тех стихов,
Что были и придут.
Им хватит чудаков,
Которые их чтут.

Француженка моя
Забудь о всем другом.
Пусть буду только я
С тобой во сне и днем.

И хватит этих ласк,
Пора уже кончать…
Здесь рифма прервалась,
И я закрыл тетрадь.

URL
   

Эйфорический ад

главная