Нагиса Аои
И рождаю ловушки ума, как будто не знаю, что придумала бездну сама и вела себя к краю.
Рыбы приняли за водопад бездонную пропасть.
Хорошо, что рыбы молчат, -ужасна была бы громкость.
Реют в воздухе плавники, блестящие спинки,
и кружатся чешуйки и золотые икринки.

Но я могу изменить ход событий,
ведь это одна из моих же историй.
Можно бездонную пропасть залить
ласковым, тёплым тропическим морем.

Кошки, очень любившие рыбу, тоже прыгнули в пропасть -
балансируют лапами, но вряд ли поможет им ловкость.
Реют в воздухе уши, хвосты, полосатые спинки,
и кружатся клочки и пушкИ, кошачьи шерстинки.

Но я могу в своём воображении
переписать как угодно все главы
и приземлить, замедлив движение,
кошек в лесу на мягкие травы.

Я падаю в давящий мрак глухими ночами,
в мир жестокий, где всё не так, в глубь разочарований.
И рождаю ловушки ума, как будто не знаю,
что придумала бездну сама и вела себя к краю.

Ведь дело лишь в том, что мне нравится больше -
жить в мире ужасном или красивом.
Количество сил нужно одно и то же,
чтобы быть несчастным или быть счастливым.

Дело лишь в том, что мне нравится больше -
жить в мире ужасном или красивом.
Количество сил нужно одно и то же,
чтобы быть несчастным или быть счастливым.